Меню

Вытащу резинку и сделаю рогатку



Вытащу резинку и сделаю рогатку

Один мужик сошел с ума и теперь хочет убить из рогатки мента, который
когда-то его оштрафовал. Ну его, есссно, в психу, лечат месяц, два. Приходит
пора выписки, ну психиатры его и спрашивают, дескать че ты, мужик, делать
будешь, когда с психи выйдешь?
А тот им прямо так и отвечает: сделаю рогатку, возьму шарик от подшипника и
убью этого гадкого мента.
Мужика после этих слов оставляют в психе на полгода.
Опять выписка, комиссия, вопрос то-же: че делать будешь?
-Гулять, грит, пойду.
-Молодец! А дальше?
-Девушку повстречаю, красивую!
-Круто! Дальше.
-Мы с ней поженимся, свадьба будет!
-Ну мужик, ты выздоровел, похоже! А дальше?
-Гости со свадьбы разойдутся, положу я невесту в постель, сниму с нее трусы.
-Да он ЗДОРОВ.
-. Вытащу из трусов резинку, сделаю рогатку, возьму шарик от подшипника
и убью, наконец, этого мента.
Во как.

Один пацан хвастался на улице, что папа ему каждый год
на день рождения дарит одно и то же — футбольный мяч и рогатку.
— А кто твой папа?
— Стекольщик.

Сын нового русского спрашивает у отца:
— Папа, а что такое «Бьющая в глаза роскошь»?
— Это, сынок, когда мы твою рогатку инкрустируем брильянтами.

Стояла летняя пора
И был денёк хорош !
Блестело солнце в небесах
И колосилась рожь. .
И молодых людей стада
Гуляли по Земле .
Амур все стрелы расстрелял
И полетел к себе . .
И вот на облаке своём ,
Усевшись на кровать ,
Он стрел Гефесту заказал
К обеду наковать . .
Случайно глянув вниз с небес
Амур вскричал :
«- Иди ты . «
Младая девица идёт —
Ну просто Афродита ! .
Идёт по полю не спеша ,
Не поднимая глазок .
А вместо пены из морей —
На ней «фигня» из газа . .
А сзади , сильно поотстав ,
Шёл отрок из колхоза .
В его глазах — огонь любви ,
А на картузе — роза. .
И вот на облаке одном
Амура он заметил .
Взмолился : «- Помоги , прошу ! «
Ему Амур ответил :
— Чего ты хочешь от меня ?
— Я так устал страдать.
Вон видишь — впереди — ОНА —
Что не даёт мне спать !
Я так люблю ЕЁ .
Она-ж
Меня не замечает.
Я так хочу ЕЁ .
Она-ж
В другом души не чает !
Прошу : заставь её любить
Лишь аднаго мене .
За это я тебе — пузырь ;
Ведь истина — в вине ! .
Пошарил в облаке Амур
И в ватной глубине
Нашёл рогатку .
И стрельнул
Девчёнке по спине !
— Ааааа , бляяяя. -воскликнула она .
Была в том крике СТРАСТЬ !
.. И по утру , собрав сундук
Уж замуж подалась…

Жили-были дед да бабка. Как-то раз сконвергировали их зрительные
анализаторы на кулинарной книге, в коей в вербальной форме интегрирована
была концептуальная модель испечения колобка. И тут заговорил
префронтальный неокортекс деда внутренним голосом: А не объективировать
ли тебе, старче, свою биологическую потребность в пище?

Фрустрировалась бабка, да делать нечего: конгруэнтность мужа не
нарушишь. Скомпилировав химические элементы по сусекам, пошла бабка
реализовывать свои креативные паттерны. Результатом инсайта явилось
когнитивно-редуцированное новообразование, означаемое далее термином
Колобок.

И все было бы хорошо, если бы не развился у нашего героя кастрационный
комплекс на основе тревожности по поводу неадекватного рефлекса
слюноотделения, имплицитно присущего обоим родителям. Эта ситуация
выбила Колобка из диссипативного равновесия и, отсекая зону его
ближайшего развития, толкнула бедолагу на путь спонтанного регресса в
направлении асоциального поведения.

Чего только бабка с дедом не перепробовали. Hо как бы они ни
эмпатировали, какими бы техниками ни психокорректировали, катарсиса так
и не наблюдалось.

Hу и стагнация у вас, предки. Фрейда за ногу! — изрек однажды
маргинальный Колобок, решив наконец удалиться в лес с целью
идентифицироваться в оном с референтной выборкой неформальных корешей из
числа лесных обитателей. Дезадаптация нашего героя очевидна, но, к
сожалению, только для нас, дети. Грустная сказка!

А тем временем психологический инфантилизм Колобка позволял ему
совершать веселые флуктуации от пенька к пеньку по генерирующему фобии и
псевдогаллюцинации дремучему лесу. Быстро сказка сказывается, да долго
дело делается. Hо вот достигает наш Колобок нижнего порога ощущения
Зайца и транслирует ему бодрым голосом: Ты что, Косой, трын-траву
когерентному анализу подвергаешь? Зря либидо тратишь, козел!
Анализаторы-то не конвергируют! Обиделся Заяц и исчез, ведь и не козел
он вовсе, а особь другого биологического вида.

Катится Колобок дальше. Видит Медведя. Спит косолапый после обеда. Что
делать? Какие моторные схемы использовать? Взял наш Колобок циркуль
Вебера и рогатку тоже взял (но уже свою, ибо ничего, кроме циркуля, дядя
Вебер народу не оставил вот такой он жмот, дети) и воздействовал оными
предметами на медведя. Hо как ни трудно рефлексировать такое, реакции не
последовало. Велики дифференциальные и относительные пороги
чувствительности, подумал Колобок. Да, корреляция здесь невозможна! и
покатился дальше.

И неизвестно, как долго он еще бы флуктуировал, если бы не встретил
Лисицу. Прикинулась последняя, что у нее деструкция слухового
анализатора, и предложила Колобку, децентрировавшись, проявить
альтруистический мотив, вербализовав в непосредственной близости
некоторое содержание, тесно соотносимое с демонстративной психопатией
нашего героя. Hе осознав суицидоподобности данного поступка и проявив
значительную толерантность, Колобок в точности выполнил суггестию.

А что за этим последовало, дети, вы уже знаете.

На остановке в Феодосии. Жара жуткая. Все ждут автобуса ехать в центр. Мимо проезжает гламурный велосипидист в шлеме, кросовках, наколенниках. И ещё одна часть туалета — шикарные стринги розового цвета. Едет и наслаждается произведённым эффектом своей накаченной задницей. А в это время на остановке сидел мальчуган из Мурманска и вертел в руках привезенную рогатку. Один выстрел — и по дороге бегал гламурный додик в шлеме и рядом валялся велосипед. Мальчуган степенно вытер руки об шортики и сказал — Крым наш, а пидорасы пусть едут в Европу. Июль 2014 год.

Чтобы наставить рога, надо раздвинуть рогатку.

Один мужик сошел с ума и теперь хочет убить из рогатки мента, который когда-то его оштрафовал. Ну, его, естественно, в психбольницу положили, лечат месяц, два. Приходит пора выписки, психиатры его и спрашивают: Что ты делать будешь, когда на свободу выйдешь? А тот им прямо так и отвечает: сделаю рогатку, возьму шарик от подшипника и убью этого гадкого мента. Мужика после этих слов оставляют еще на полгода. Опять пришло время выписки. Комиссия, вопрос тот же: Что делать будешь? Гулять пойду Молодец! А дальше? Девушку повстречаю, красивую! Круто! Дальше. Мы с ней поженимся, свадьба будет! Ты выздоровел, похоже! А дальше? Гости со свадьбы разойдутся, положу я невесту в постель, сниму с нее трусы Да он здоров. Вытащу из трусов резинку, сделаю рогатку, возьму шарик от подшипника и убью, наконец, этого мента.

Читайте также:  Как сделать косточку для собаки из резинок

Немного о культуре и воспитании некоторых советских людей.

Всё началось с рогатки. Да не простой рогатки. Я не представлял себе, что рогатки могут делать на заводе и продавать в магазинах. Рифлёная рукоятка, упор для руки, трубчатая резина – это было нечто большее, чем мог представить себе обыкновенный мальчишка. Я страшно завидовал, но даже не мог мечтать о такой рогатке. В СССР такого не выпускали, а вот в Болгарии – просто так продавали в магазине.

Рогатка была тщательно сфотографирована с нескольких ракурсов и обмеряна. Фотографии были представлены папе. За такую рогатку я готов был пообещать всё, даже закончить музыкальную школу с отличием (я терпеть не мог заниматься музыкой и только под угрозой неизбежного наказания меня могли заставить сесть за пианино). И чудо случилось. Папа отнес фотографии в свой НИИ и на Новый год я получил подарок. Нет, не так. ПОДАРОК. Это была супер рогатка. Папины сотрудники постарались. Изменили рукоятку — рука теперь плотно сидела. Добавили пружины и рогатка выхлестывала шарик с невероятной скоростью и силой. В верхней части рукоятки было сделано подобие прицела. В общем мечта сбылась.

Все зимние каникулы я пристреливал рогатку. А в середине февраля была операция «Наказание», где впервые оружие было применено на практике. Но настоящий бой был 1-го Мая.
Я жил в самом центре города на самой центральной улице. Настолько центральной, что до всяких обкомов, горкомов, исполкомов и прочих …комов было минут десять пешком. По праздникам – Первое мая, Седьмое ноября по улице проходили колонны демонстрантов.
А что делают люди, пока колонна медленно движется по улицам к площади? Конечно же радуются свершениям, не забывая закусывать и выпивать водку, а также прочий шмурдяк типа плодово-ягодного. Всё бы хорошо, но появляется необходимость избавиться от жидкости. А где? Конечно же в ближайшем дворе. Благо во дворах были туалеты и даже бесплатные. Иногда попадались экземпляры, которые считали, что идти до туалета далеко и можно отлить прямо под окнами у жильцов. На замечания, как правило, адекватно реагировали и шли в туалет, хотя бывало — просто посылали по известному адресу. И вот 1973 году мы, одиннадцати-тринадцатилетние дети решили дать бой «ссыкунам».

Первое мая, часов десять утра. На улице музыка, идут колонны празднично одетых людей, флаги, плакаты, транспаранты, портреты вождей. Во двор иногда заходят люди, видят стрелочки-указатели (ЖЭК постарался) и проходят к нужному объекту. Заходит пара хорошо поддатых мужиков. Один идет согласно указателям, а второй пристраивается под окнами.
— Дядя, туалет там. – сказала Оля, красивая высокая девочка, моя одноклассница.
— Девочка, иди отсюда.
— Дядя, но ведь воняет и некрасиво.
— Девочка, иди на хер.
— Дядя, нельзя ругаться при детях.
— Ты что, сучка, #$%$#$%#.
Оля отходит в глубь двора.
— Лёня, начинай.
Тихо хлопнула резинка и металлическая скобка впилась мужику в зад.
— Ну всё, пиздец вам.
Мужик подхватил с земли четвертушку кирпича (двор у нас тогда был мощенный, асфальт положили намного позже) и пошатываясь пошел на Лёню. Так, теперь мой выход.
— Бам! – сказала рогатка.
— ОУУУУ, АУУУУУ. – камень выпал у мужика из руки, сам он упал на колени, держась двумя руками за причинное место. Металлический шарик точно нашел свою цель. В это время из туалета вышел его товарищ.
— Это что за хуйня такая.
— Дядя, нельзя ругаться при детях.
— Да я вас гадёнышей… Ай, ай – это скобки из рогаток Лёни и Юры.
— Ну всё, я вас… #$%^%$
Вот не стоило ему поворачиваться ко мне спиной.
— Бам! – снова сказала моя рогатка.
— Ой, блядь, что это – мужик резко сел на землю. Снаряд точно попал пониже спины.
На вопли раненых начали собираться люди.
— Ребята, а за что же вы их так?
— Вот этот дядя не хотел идти в туалет, вон там под окнами лужу сделал, теперь воняет – объяснила Оля.
— А вот этот дядя плохими словами ругался – подключилась восьмилетняя Вика.
— Да, мужики, кругом вы не правы. – резюмировал дядя Толик. — выпили, так ведите себя прилично. Ну да ладно, пошумели и хватит. Давайте, идите потихоньку, не портите людям праздник.
Медленно, один держась за причинное место, а второй поглаживая раненый зад, побрели на выход. Но похоже не вся дурь выветрилась у них из головы.
— Я, блядь, попозже вернусь и вам всем мелким пи.. ААЙЙЙ.
Это третий раз хлопнула моя рогатка и шарик впился в многострадальный зад. Мужики набрали ускорение и скрылись за воротами дома.
— Саша, ты это прекращай, а то не дай бог, кому в голову попадешь.
— Та нічого. Може навчаться ходити в туалет, а не ссать під вікнами у людей, — подытожила бабушка Юры.

Мама вышла на веранду.
— Саша, в дом, бегом!
Так, я попал. Мама предупреждала: за стрельбу в людей и животных рогатка будет конфискована. Подымаюсь домой.
— Рогатку на стол! Шарики тоже. Все, все доставай. Всё, иди гуляй.
— Но мама.
— Я тебя предупреждала? Разговор окончен.
Спорить с еврейской мамой. Поверьте — боевиков ИГ легче сделать буддистами. Больше я не видел своей рогатки.

В первый день каникул, утром на своем письменном столе я увидел записку с адресом. Поехал, увидел, влюбился и остался на долгие годы. Это был адрес секции стрельбы из лука при Заводе «Коммунар». Школа олимпийского резерва. Это была любовь на всю жизнь. Я не добился выдающихся успехов, не продвинулся дальше КМС. Были взлеты и падения, радость побед и разочарования, даже безответная любовь. Но стрельба из лука стала моим увлечением на долгие годы. Даже сейчас, более 40 лет спустя я прихожу на стрельбище, чтобы вновь и вновь окунуться в атмосферу звенящий тетивы и шуршания полета стрелы.

Один мужик сошел с ума и теперь хочет убить из рогатки мента, который когда-то его оштрафовал. Ну, его, естественно, в психбольницу положили, лечат месяц, два. Приходит пора выписки, психиатры его и спрашивают:
Что ты делать будешь, когда на свободу выйдешь?
А тот им прямо так и отвечает: сделаю рогатку, возьму шарик от подшипника и убью этого гадкого мента. Мужика после этих слов оставляют еще на полгода. Опять пришло время выписки. Комиссия, вопрос тот же:
Что делать будешь?
Гулять пойду
Молодец! А дальше?
Девушку повстречаю, красивую!
Круто! Дальше.
Мы с ней поженимся, свадьба будет!
Ты выздоровел, похоже! А дальше?
Гости со свадьбы разойдутся, положу я невесту в постель, сниму с нее трусы
Да он здоров.
Вытащу из трусов резинку, сделаю рогатку, возьму шарик от подшипника и убью, наконец, этого мента.

Читайте также:  Как сделать резинку велосипеда

Один знакомый егерь, подкинул мне разрешение на оленя. Обычного северного оленя, которых развелось столько, что они вместо ягеля уже начали отгрызать друг другу копыта. Оно было ко времени, потому что я не знал, чем мне занять приехавшего ко мне родственника.
— На охоту поедешь? — поинтересовался на всякий случай я.
— На охоту? Да конечно поеду! — встрепенулся он и начал собираться.
— Да это завтра, завтра. Сегодня я прикину во что тебя одеть и где тебе найти рогатку.
— Какую рогатку? — не понял он.
— Ну не ружье же тебе давать, ты хоть обращаться с ним умеешь?
— Да конечно, я на соревнованиях по стрельбе призовые места брал. Правда из воздушки, — подумав добавил он.
Это внушало некий оптимизм. По утру «Буран» взревел и устремился в тундру. Родственник в тулупе и с одностволкой болтался в нартах, жизнерадостно подпрыгивая на буграх и кочках. В общем все было хорошо. До поры до времени. Поэтому саму охоту я пожалуй опущу, во избежание разборок с зелеными. Скажу только, не зря родственник призовые места занимал. Даже с воздушкой.
Все началось с того, что уже ближе к вечеру, движок на «Буране» сдох. И не так вот: «тах-тах-тах, тух-тух-тух, пф» а вот так: «у-э-у-Э, бздыньк!» Прям вот так «БЗДЫНЬК» и все. Я хоть и не моторист, но понял, что это реально кранты.
— Кранты! — так и произнес я, — сдох!
— Совсем сдох? — поинтересовался родственник. Осмотрев его озабоченный вид, я приложил палец к губам, требуя тишины. Он замолк, а я прислушался, наклонив ухо к двигателю.
— Совсем! — вынес я резюме.
— Ночевать я так понял придется здесь?! — без страха в глазах, а с каким-то даже комсомольским упорством, поинтересовался родственник. — Тогда я пожалуй иглу начну строить!
— Какую иглу?! — опешил я, хотя смутно догадывался о чем он.
— Ну это дом такой из снега, эскимосы в них живут, — деловито пояснил он, — снега у нас полно, мяса тоже, спички есть. В общем я буду строить, а ты постарайся найти дров. Надо чтобы она изнутри обледенела, да и оленину не сырую же есть.
То что мой родственник, помимо меня имел в родне еще каких-то эскимосов, я понял сразу, но где он с ними встречался? Этот вопрос, меня заинтересовал. Поэтому на всякий случай и спросил:
— Откуда столь глубокие познания в построении иглу?
— Книгу читал, — буркнул он и продолжая ломать довольно толстый наст. Дальше больше, пока я надев лыжи ходил к кромке горельника, за дровами, он расчистил по кругу снег и так же вкруговую накладывал наст, с каждым слоем сужая кверху. — Я когда снег убирал, голубику нашел, листочков насобирал и ягод несколько, заварим чай.
— Да у меня в принципе нормальный есть, в рюкзаке и сахар.
— Нет, этот тонизирующий, давай разжигай костер, я как раз вверх доложу, чайку вскипятим, а потом мяса пожарим. Дров надо бы еще принести, — я беспрекословно выполнял все его распоряжения. Смотрел как капает подтаивающий наст, убирая неровности, как родственник пригнул к земле, оттаявшие кусты голубики и багульника. Сбегал еще раз за дровами. Ел шашлык из оленины, пил чай, тонизирующий. И не находил слов. Потом, мы спали, постелив подогнанный ему мною тулуп, хотя он еще порывался снять шкуры с оленей.
— Пойду за трелевочником, — проснувшись произнес я.
— Далеко ведь, — потягиваясь, сказал он.
— Это до поселка далеко, а здесь километрах в трех-пяти, лесхоз лес заготавливает, через пару часов обернусь.
— А что же мы вчера не сходили? — привстал он.
— Понимаешь какое дело, тебе вот сколько лет?
— Шестнадцать будет скоро, а что?
— А мне уже за тридцать и я такое чудо как ты, в первый раз вижу. Я просто не мог себе отказать досмотреть все до конца. И хотя бы раз в жизни пожить в иглу. Может мне такое больше и не удастся.
Как в воду глядел, да и кто сейчас книги читает про эскимосов.

Дети летом живут у бабушки в деревне. А перед этим летом, всю зиму доставали вопросом:
— Ты нам рогатку сделаешь?
— Да, сделаю, сделаю, потом.
Думал забудут, но нет, приехал в деревню, напомнили. Пришлось в следующее посещение привезти резину, кожанку, шелковую нить и соорудить им рогатку, прямо на их глазах. Камней на берегу Томи море. Учил их стрелять. Минут через двадцать обучения, рогатка была равнодушно брошена. Я в этом был уверен, ну не по масти им рогатка — девкам 8 и 10 лет.
В следующий приезд интересуюсь:
— Ну чё? Стреляли?
— Нет, от нас её бабушка спрятала.
— Вы что ей разбили что-то?
— Нет, она сказала, что у дедушки может детство в одном месте разыграться.

Серега — вылитая лошадь. Это сегодня бы сказали, что он похож на «Ксюшу». А раньше говорили просто: «конская рожа». И не только потому что у него гигантская челюсть, не помещающаяся за медицинской маской, но и привычка много пить. Причем с раннего утра. Выпьет Серега пол-литра воды и обильно заедает овсом. Заедает слегка похрапывая. Но возможно и наоборот: он овес запивает водой. Чая с утра Серега не пьет, потому что чай он предпочитает с сахаром. А от сахара у него становятся еще мягче и без того добрые глаза. Которые хоть слегка и навыкате и нависают над гигантской скалой из исполинской челюсти, но испуганными не отнюдь кажутся. И уж подавно не выглядят злыми или хотя бы недовольными. Казалось бы, разве хирург-травматолог не имеет права иногда быть разозлившимся? Серега считает, что нет, не имеет.
Вот почему, осматривая «прицепера» с закрытым переломом лодыжки, Серега не впадал в раздражение, потому что не считал «прицепера» прицепером.
Это сегодня они «прицеперы» и «руферы». А раньше были просто бездельники и дураки.

Возможно поэтому принимая «ауешника» с разбитой губой, расквашенным носом и потоками ругани из-за негигиеничного частокола резцов, Серега поначалу не испытывал какой-либо особой неприязни к «ауешнику». Потому что не считал «ауешника» «ауешником». Это в наше время они «ауешники» и «чоткие пацаны». А раньше были просто шпаной и хулиганьём.
А в юности у Сереги кстати рогатка была. Вполне себе хулиганская. И хотя сегодня у него вместо рогатки скальпель, иглодержатель и корнцанг, Серега нет-нет, да вспоминает рогатку. Особенно сейчас. С целью немного пострелять. Хотя бы понарошку. Потому как зашивая ауешника, хулигана и шпану, ему приходится выслушивать мерзкую отборную ругань. Правда не в свой адрес, а по отношению к абстрактным родителям. Т.е. родителям «вообще». Причем большей частью в отношении Родителя №1. Это раньше была исключительно «мамаша». На всех языках мира. А сегодня кое-где «Родитель №1». А если Родитель №1 только готовится стать Родителем№1, то это вовсе не «дама в положении». Или беременная женщина. Или даже баба на сносях. Это — беременный человек. Правда еще не у нас, но кто его знает куда кривая приобщения к общечеловеческим ценностям вывезет. В общем ругается ауешник мерзко-премерзко. Хотя и не общечеловеческом, а по-нашему. Но Сереге это все равно не нравится. Хотя сам он виртуозно владеет нецензурным слогом, называемым сегодня «табуированная лексика». А раньше это был обыкновенный трехэтажный мат.

Читайте также:  Что легче всего сделать из резинок

Это в наши дни 16-летних «детишек» нельзя и пальцем тронуть, даже если они охамевшие подонки. Следует всячески избегать любого, даже словесного контакта (покушение на педофилию!) и тут же звонить в полицию.
Раньше юному наглецу и хаму по шее с целью вразумления мог дать любой мужчина, случайно оказавшийся рядом. А если и не дать по шее, то хотя бы оттаскать за ухо. Или что-то еще. В стиле «Надо, Федя, надо».. Причем тот самый любой мужчина, случайно оказавшийся рядом, твердо был уверен в том, что зарвись его сынок, то его так же наставят на путь истинный оказавшиеся рядом другие старшие.

В итоге прооперировал наш хирург гопника, перевязал, дал рекомендации, велел придти на осмотр и снятие швов.

Назавтра утро начиналось как обычно, Серега уже почти забыл о мерзком хулигане, но тут дверь в процедурную со страшным грохотом отворилась и в помещение ворвался вчерашний пациент. В сопровождении друзей. Обступив Серегу полукругом, братва предъявила: «Ты чё, фуфел натворил? Ты, черт, как человеку губу зашил? Человек на всю жизнь уродом останется!»

Все правильно: это раньше отморозку было абсолютно фиолетово как он выглядит. Скорее наоборот — «шрамы украшают настоящего мужчину». А сегодня он просто обязан сфоткаться и вывесить себя любимого в «паблик»!

— Нельзя! — запротестовал Серега. — Перешивать нельзя! Идеального вида не будет, но рану тревожить не надо. Прием окончен.

Весь день потом ходил сам не свой. Впервые в жизни не сумел вправить с первого раза вывих плеча.

Когда вышел с работы, понял, что неприятности не закончились. Во дворе его ждала засада.

Случайные прохожие в тот вечер могли наблюдать странную картину: от трех невыдающихся в спортивном плане злоумышленников убегает богатырского вида мужик. Преследователи пытаются навесить беглецу пенделей, а он неловко прикрывает филейный арьергард рюкзачком. Лет тридцать тому назад такая защита была бы более эффективной, потому что все ходили с «дипломатами», похожими на прямоугольные щиты. Рюкзак, он тоже в плане защиты сойдет, но что делать с мятыми документами или разбитым пузырем хорошего напитка?

Скрылся Серега за дверью родного заведения. Повернул защелку Поймал недоуменный взгляд охранника.
— 300 000, — послышалось с улицы. — Через два дня. В восемь утра. Здесь. Компенсация. Считай что дешево отделался. Не принесешь — будешь всю жизнь в своем травмпункте сидеть. В очереди на прием.

На следующий день Серега вышел на работу как ни в чем не бывало. А уходил почти веселым. Когда наступило утро того самого «послезавтра», картина с преследованием почти повторилась. Но были и отличия. В руках одного из вымогателей кажется сверкнул нож. Это раньше туповатые ножи продавались в «Тысяче мелочей» или магазине «Турист». Сегодня, отточенные до состояния бритвы, — в любом торговом центре. Еще и сертификат имеется.

Произошло стремительное дежавю: Серега вновь укрылся в травмпункте. Гопники навалились, дверь поддалась, затем отворилась полностью и на пороге показался .. Серега. Или не совсем Серега? Впрочем, да. Конечно он. Только какой-то неуловимо изменившийся. Вроде и одежда похожая. И рост. И все те же глаза. Да-да! они добрые-добрые! Слегка навыкате и нависают над гигантской скалой из исполинской челюсти. Гопники в растерянности! Они лихорадочно пытаются решить задачу по типу «найди несколько отличий». Получается быстро! Отличи первое — у этого Сереги вместо рюкзака дипломат. Который он аккуратно ставит на землю. Отличие второе — поставленный удар. Две секунды — двое плюхаются на землю, третий стремительно убегает. Затем неуловимо изменившийся Серега аккуратно хватает юношей за шкирку, бережно, словно кукольных котят, поднимает обеими руками и несет в соседний двор. Там, слегка раскачав, придает им необходимое ускорение и отправляет через невысокий забор в направлении кратковременного заслуженного отдыха на газоне..

Вечером того же дня, попивая пиво с близняшкой Сергеем, Витя удивлялся:

— Серый, ну и зачем ты меня просил? У меня, конечно, работа не чета твоей, и лишние два часа пребывания в патологоанатомическом стационаре моим пациентам сильно не навредят. Но тем не менее. Ты же сам мог с этими доходягами легко справиться. А зачем их надо было через выкидывать через забор? Это понт какой-то?
— Вить, во-первых, когда ты уже будешь идти в ногу со временем? Они не доходяги, а дрищи. Во-вторых, у меня была надежда, что перекинутыми через забор, они формально попали в соседний район города. И обратятся в другой травмпункт. В третьих, раньше был понт, а сегодня это фича. Или фишка… А воспитывать их собственноручно я не смог. Потому что у меня дочка. А у тебя двое пацанов.
И ты наверняка привык к применению воспитательных мер.. Мне же только лишняя работа и вообще нарушение клятвы. И потом: мне вот этими руками работать надо.
Ты знаешь что бывает с сжатыми пальцами в тот момент когда на них случайно налетает твердь нижней челюсти?
— Ага, а я, получается, клятву не давал? И пальцы у меня запасные имеются?!
— Твой случай это совсем другое!
— Это как. Ну ладно.. Интересно, они обратились, в итоге в другой травмпункт?
— Держи карман шире. Через полчаса снова были здесь. С извинениями, покаяниями и разбитыми лбами. Тебе нагоняй не дадут за сегодняшнее опоздание? Не уволят, не накажут?
— Не беспокойся. Дальше морга не сошлют.. Кстати. ты как, нормально зашил этих пидарасов?
— Как новые стали.
— А почему ты не поправил меня? Не сказал, что я не иду в ногу со временем? И говорить следует не «пидарасы», а «геи»?
— Потому что не всегда синонимы. И основное значение употребленного тобой слова, дорогой брат, не меняется уже несколько десятилетий.

Источник